Оставить свой след на земле

Этот случай, происшедший на моих глазах несколько лет назад, я вспоминаю время от времени и всякий раз беспощадно обзываю себя словами, которых нет ни в одном словаре как русского, так и украинского языков.
Дело было поздним дождливым летним вечером. Я вышла из подъезда дома, где живут мои внуки, не сомневаясь, что дождь не помешает мне пробежать 50 метров до моего жилья. Вижу: у подъезда спокойно стоит незнакомый пожилой мужчина с тростью для незрячих (он, видимо, на минуту-две раньше меня вышел из этого дома) и собирается идти. Я спросила: «Как же вы пойдете, тут везде лужи, да и дождь не стихает?». Он невозмутимо ответил, что живет недалеко, дорогу хорошо знает, а дождь — не помеха, и, постукивая тростью, пошел, шлепая по лужам. А я, зайдя домой, в коридоре глянув в зеркало на свою мокрую физиономию, подумала о слепом мужчине и начала ругать себя. Ну, почему всегда, как шутила моя коллега Тома Мазурова, «хорошая мысля приходит опосля»? Да можно ж было попросить его подождать, вызвать по телефону такси («мобилки» тогда у меня не было), самой заплатить таксисту, и человек с комфортом добрался бы домой! Мне стыдно и сегодня за свою несообразительность. Увы, я его больше никогда не видела и вовремя извиниться за свою недогадливость и черствость не смогла. Позже я не один год «доставала» заявлениями, звонками разные службы исполкома и даже городского голову, чтобы они нашли возможность ликвидировать хотя бы огромную лужу возле моего дома, где живет несколько семей инвалидов по зрению. Коммунальщики кое-что сделали, лужа стала поменьше размером. И только.
Вот так, совсем «не юбилейно», я начала статью о предприятии, которое в этом году отмечает 70-летие со дня своего основания.
В далеком послевоенном 1948 году участник Второй мировой войны орденоносец Николай Васильевич Стрельцов, потерявший зрение на фронте, вместе с товарищами при поддержке городской власти решили создать в Рубежном предприятие для инвалидов по зрению. В арендованном, а затем выкупленном частном доме на улице Воровского начали работать 24 человека: 18 инвалидов и 6 зрячих. Они научились изготавливать бумажную тару для химкомбината, а затем — веники и метлы, замазку, расфасовывали мел. Продукцию складывали в мешки и относили заказчику. Через несколько месяцев приобрели лошадь, которая стала первым транспортным средством в гортосе (так для краткости в Рубежном придумали такую удачную аббревиатуру, не сравнить с нынешними — язык сломаешь и не сразу сообразишь, что к чему). В этом же году директор предприятия Стрельцов пригласил на работу товарища-фронтовика Тадеуша Антоновича Дунаевского, у которого война тоже отняла зрение. Он обучал незрячих чтению и письму по Брайлю. К слову, французский тифлопедагог Луи Брайль разработал рельефно-точечный шрифт, который дает возможность обозначать буквы, цифры, знаки препинания, математические, химические и нотные знаки и выпустил первую книгу во Франции в 1837 году. Аналогичная книга в России вышла в 1885 году. Дунаевский учил рабочих не только читать и писать, но и играть на баяне. Для многих членов УТОС предприятие стало не только местом работы, но и единственным домом, семьей. Обездоленные войной, не видевшие белого света люди не хотели быть обузой для рубежан, старались хорошо трудиться, жить как можно полноценнее…
В моем послевоенном детстве инвалиды (и не только по зрению) запечатлелись как обязательная часть населения города. Наяву я видела мужчин-фронтовиков на низеньких дощечках на колесиках, которые ездили не только по редким тогда в нашем городе тротуарам, но и по брусчатке, опираясь руками на деревянные ручки. Не раз приходилось видеть, как прохожие помогали инвалиду подняться по ступенькам магазина. Мой первый учитель Павел Степанович (не помню его фамилию, это было в 1948 году в Кудряшовке) был без руки. А в моей СШ №2 учитель физики Михаил Ильич Денисов (веселый, остроумный человек) потерял на фронте ногу, старшая пионервожатая Александра Семеновна Обоянская — правую руку и отдавала нам пионерский салют левой. Как-то мама рассказывала мне, что в ресторане «Северный Донец» на эстраде играл на аккордеоне незрячий красавец-моряк. И нередко именно из-за него рубежане ходили в заведение. Словом, мои ровесники знали, что инвалиды — это обычные граждане, но только с более сильным желанием жить и для себя, и для будущего страны…
С каждым годом укреплялось и укрупнялось рубежанское предприятие УТОС: на выделенном городом земельном участке площадью 1,53 га началось строительство новых цехов. Выросло большое двухэтажное здание (мне довелось писать статью о коллективе в конце 70-х, когда директором был А.И. Щербаков), обустраивалось общежитие, появилось новое оборудование, заработала столовая.
Тогда рабочие освоили выпуск маслофильтров, ершей для мытья посуды и других необходимых для народного хозяйства изделий. Помню, как я удивилась, глядя на спокойных уверенных в себе людей, выполняющих несложные, на первый взгляд, операции…
Мне часто приходилось как работнику отдела культуры редакции видеть на всевозможных фестивалях работников гортоса. Их песни трогали зрителей до слез. Незабываем голос Антонины Домнич. Помню, как-то на одном из концертов во Дворце культуры сидящий рядом со мной первый директор городской школы искусств Владимир Кузьмич Лупалов (к сожалению, он недавно ушел из жизни) заметил: «Тоне в горло Бог посадил соловья». Эту женщину я встречала на вечерах в городской библиотеке, на разных культурно-массовых мероприятиях. Она не только пела, но и читала свои стихотворения. С интересом я узнавала, что она побеждала в областных и республиканских конкурсах как поэтесса, представляя Рубежное — город талантов. Горько было узнать, что в этом году Бог забрал ее на небо. В коллективе ее помнят, и традиционно радовать пением людей продолжают ее товарищи по работе. На днях на состоявшемся в городском ДК творческом вечере талантливого рубежанского музыканта и поэта Владимира Киричека выступал бывший работник предприятия Степан Стефанкив, душевно исполнивший украинскую песню. И думается, что еще не раз горожане будут искренне аплодировать певцам-аматорам из скромного предприятия Рубежного, где работают добросовестные труженики-инвалиды, не падающие духом, тогда как некоторые из нас теряют веру в себя, в будущее своих детей и страны в целом. Хочу, чтобы жители города знали: по итогам работы за 2017 год УПП УТОС перечислил в республиканский бюджет 3 миллиона гривен, а в местный — 334 тысячи.
Эта солидная цифра — не случайность. Об этом я говорила с нынешним директором предприятия Андреем Павловичем Чесебиевым — самым молодым из всех руководителей, возглавлявших УПП УТОС за последние десятилетия. Юрист по образованию. В свое время учился в Рубежанском лицее. Я немного знаю это лучшее в городе учебное заведение и вспомнила, как в одной статье высказала мысль из области фантастики: лицеисты, получившие высшее образование, возвращаются в родной город работать и превращают Рубежное в город-мечту. А реальность куда проще. Мой собеседник рассказывает, что на предприятии делается многое, чтобы выполнялась главная задача по трудовой и социальной реабилитации трудящихся. Здесь царит атмосфера доверия и взаимопонимания. Нет проблем с трудоустройством: сегодня готовы принять на работу людей с разной инвалидностью, в том числе чернобыльцев, «афганцев». Пенсию они получают согласно законодательству, а зарплату — от выработки. Передовиков производства поощряют. Сейчас выпускается два вида продукции: канцелярские папки и деревянные поддоны двенадцати модификаций. Предприятие вовремя платит налоги, не задерживает зарплату труженикам. Администрация не надоедает ни городской, ни областной власти. «Мы ничего не просим. Лишь бы не мешали», — заметил руководитель.
И я поняла, почему отзыв секретаря горсовета Виктора Игоревича Соловьева о стиле работы администрации УПП УТОС был просто комплиментарным. Невольно вспомнила восточную мудрость (не зря два года проработала в Узбекистане), которая сегодня просится на самую большую растяжку в каждом украинском (и не только) населенном пункте, начиная с Киева: «Лучше иметь льва во главе ста баранов, чем барана во главе ста львов». Помните, когда-то и в нашем городе висел огромный лозунг: «Партия — ум, честь и совесть нашей эпохи»? Проехали. Скажем «спасибо» и забудем.
Убедилась в мудрости народа Востока, побеседовав с разными работниками предприятия и с нынешним советником директора Ириной Николаевной Парадня…
Все люди старшего поколения помнят 90-е годы. Ну, просто лихолетье какое-то. Я не забуду тогдашние тоскливые дни в редакции нашей газеты. А представьте, что творилось в УПП УТОС, где основная часть работников — инвалиды. Здесь в помещениях было холодно, пришла в негодность канализация, не было заказов, и, естественно, царило безденежье. И в этот момент директором была назначена И.Н. Парадня. Она сумела организовать новое производство уксусной кислоты, хлебо-булочных изделий, расфасовку растительного масла, сыпучих, изготовление поддонов.
Поддержал ее дружный коллектив, который понял, кто выручит предприятие. Понял ее, желающую трудиться и не дать в обиду инвалидов, председатель Центрального правления УТОС Владислав Николаевич Бильчич.
…И вот я пришла сюда через много лет в погожий майский день. Две роскошные цветущие акации и куст садового винограда встретили меня у проходной. Захожу в здание, где была когда-то, и понимаю, что хозяева у предприятия есть: приятно смотреть на пластиковые окна в цехе по производству папок, на обшитые по-современному стены коридоров, аккуратные управленческие кабинеты, новое оборудование в цехе. Поражает безукоризненно оборудованный клуб. Да, сюда можно приглашать самых высоких гостей. Заведует этой красотой инвалид 1-й группы по зрению Лидия Ивановна Федоришина — подвижная, бойкая женщина. Она подготавливает разные мероприятия вместе с правлением производственной первичной организации УТОС, которое возглавляет 29-летний Александр Вадимович Сорочинский (выпускник специнтерната для слабовидящих). Он третий год занимает эту серьезную выборную должность, от имени коллектива ведя диалог с администрацией, различными ветвями власти, прессой, готовит заседания согласно плану и следит, чтобы намеченное выполнялось в срок. Мне показалось, что он исполняет в какой-то мере функции подзабытых ныне парторга и профорга.
Как-то получилось, что я разговаривала с ним больше всего. О многом. В частности, он мне сообщил интересный факт: когда летом 14-го, в начале АТО, шел бой возле железнодорожного вокзала (это очень близко от предприятия), работники продолжали работать.
Посмотрела я общежитие (оно сейчас на ремонте), скромно оборудованный медпункт, библиотеку с большим фондом специальных книг и фонотекой. Есть проблемы. Но работники этих подразделений предприятия не сомневаются, что с помощью правления и непременным пониманием текущих задач администрацией все наладится.
…У Рубежанского УПП УТОС 70-летний юбилей. А республиканской системе УТОС исполняется 85. Эта организация взяла под свое крыло людей, которым судьба послала тяжелое испытание. И каждый из них понимает: человек должен что-то сделать для общества, оставить след на земле, не прожить жизнь впустую. Я неглубоко изучила жизнь предприятия (такую задачу передо мной не ставили). Но я хочу, чтобы мои земляки вместе со мной прониклись глубочайшим уважением к простым и вместе с тем мужественным людям, живущим рядом с нами. Они каждый день доказывают и себе, и нам, что прежде всего от человека зависит, как он проживет свою жизнь, какой след оставит на земле. Хватит ли сил на яркий след? А если нет? По крайней мере, надо стараться быть честным с собой.

Лариса ГРУЗДЕВА,
член НСЖУ