Искру туши до пожара…

Наверное, в течение полугода я «обкатывала» тему этой статьи не только с ровесниками, но и с людьми помоложе, чтобы найти соответствующий тон обсуждаемого вопроса. Ведь разговор пойдет о деликатном деле: строительстве крематория и колумбария в нашем городе. А точнее — в его окрестностях. Сама жизнь подсказала, что наступила пора прагматизма во всем, и, в частности, в рациональном использовании принадлежащей Рубежному территории. Не сомневаюсь, что такая, на первый взгляд, бездушно звучащая мысль приходила в голову не одному рубежанину в возрасте 60+. Особенно во время посещения кладбища в траурные или пасхальные поминальные дни (тоже щекотливая тема). Кто-то должен сказать об этом громко.
…Давайте поговорим начистоту. На окраинах нашего маленького города «действуют» пять кладбищ. Плюс к этому функционирует место захоронения наших четверолапых домашних любимцев. Обратим внимание, как быстро заполнилась памятниками территория за картонно-тарным комбинатом. А каким огромным стало кладбище, основанное в конце 90-х на участке вдоль дороги на Кудряшовку! Сегодня там работники надлежащих служб вынуждены рубить молодой сосновый лес для очередных могил. А для чего его высаживали? В этой связи я как представитель поколения, которое выжило в 1941-45гг., т.к. судьба нас пощадила во Вторую мировую, не зацепил послевоенный голод, невольно думаю, а где будет последнее место моего пребывания в родном городе? Заранее хочу внести коррективы в мое захоронение, как это в минувшем году сделала наша землячка Л.С., которая завещала кремировать ее тело в Харькове, и урну с прахом поместить возле могилы ее мамы в Киеве. Вот и я хочу, чтобы мою погребальную урну поместили у могилы моей мамы на старом городском кладбище. Значит, на одну новую могилу будет меньше. Город реально стареет, но это не значит, что его надо окружать погостами, как старую Москву окружает Садовое кольцо. Полагаю, стратеги и тактики сохранились в рубежанском Белом доме.
…Понимаю, что строительство специального здания потребует очень больших денег. Но можно скооперироваться с соседями (Северодонецком, Кременной), у которых пустующих территорий тоже не так уж много. И самое главное: заранее обсудить этот вопрос с громадами округа. Люди подскажут: где? как? когда? На мой взгляд, для крематория подойдет часть загубленной химией территории объединения «Краситель». А для первого колумбария сгодится большой участок возле старого кладбища, где, говорят, похоронены в 1943 году солдаты вермахта.
Прошло 75 лет после войны. Чего-то мы не забудем и не простим. Но Германия уже другая, и с ней наша власть сумеет быстрее договориться об эксгумации и судьбе погребений немецких военных. Словом, нашей городской власти, общественным организациям надо бы живее думать обо всем. В том числе и о том, как достойно проводить человека в последний путь. В народе не зря говорят: искру туши до пожара, беду отводи до удара.

Лариса ГРУЗДЕВА,

член НСЖУ